Лунницы

С мая с.г. мы приняли новое название для гимнастики, которая практикуется женщиной каждый день с расчетом и выполнением ею комплекса дня.
Мы будем называть такую практику "Лунницы".

Отклики на "марафон" Александры Кудревой с ее каждодневными занятиями гимнастикой в течение месяца в который раз привели нас к осознанию того факта, что под вывеской женской славянской гимнастики и термина "славянская" в социальных сетях сидят и жук, и жаба. Общим решением мы приняли новое название для гимнастики, которая практикуется женщиной каждый день с расчетом и выполнением ею комплекса дня.

Лунницы – один из самых распространенных типов украшений, принадлежащий многим эпохам, культурам и составляющий элементы различных предметов убора. При разнообразии форм, декора, ювелирных техник и приемов, места и роли в составе костюма, объединяет их лишь схожая форма, напоминающая луну в ее серповидном облике. На рубеже ХІХ-ХХ в. ученые обратили внимание на связь лунообразных символов с культом «Лунной Богини», нашедшего воплощение в обликах Иштар, Астарты, Алилат, Милитты, Танит, Артемиды, Афродиты-Дианы, Селены и др. Лунницы являлись непосредственной частью убора на изображениях античных богинь и частью убора поклоняющихся им. Интересной в данном контексте выглядит находка с Афинской Агоры – статуэтка, изображающая тучную нагую коленопреклоненную женщину с лунницей на шее.

Археологические находки свидетельствуют, что лунничные амулеты использовали не только женщины, но также и дети, и мужчины. Примером тому могут служить две терракотовых фигурки: одна – фрагмент атлетичного мужского торса, с частично сохранившимся ожерельем с лунницей (ІІІ в.), вторая – довольно схематичное изображение ребенка (возможно – игрушка), на шее у него также находится «подковообразная» подвеска-лунница (кон. ІV в.). Как охранительные талисманы лунницы использовались в костюме воинов, и даже в деталях конской сбруи. Луна, как и другие астрологические символы, играла важную роль и в христианско-гностических византийских амулетах. Следы использования лунничных амулетов на Руси исследователи видят во фразе Георгия Митрополита (XI в.): «аще кто целует месяц, да будет проклят».

В римское время из стекла параллельно производились как лунницы серповидного, так и тонкорогого типов. В византийское время их производство сохранялось в Египте и, возможно, также в юго-восточных провинциях Византии, позже занятых арабами. На роль языческих амулетов у восточных славян могут претендовать небольшие широкорогие литые бронзовые лунницы, появляющиеся на Руси не ранее второй половины Х в. Выполненные из тонкой серебряной пластины, широкорогие лунницы Руси Х в. представляли собой крайне хрупкое изделие, которое легко ломалось. Подобные подвески никак не относились к типу ежедневных – речь идет об украшении праздничном, надеваемом достаточно редко, а это полностью противоречит его функции как амулета.

«Охранительная сила» личного амулета была бесполезной без соприкосновения с человеком. Более того, настоящие амулеты часто прятались от «злых глаз» под одеждой, в специальные сумочки, нашивались поверх или зашивались в ткань, чтобы случайно не быть потерянными. Параллельно с видоизменением формы и декора, широкорогие лунницы на Руси в XI-XII вв. механически вытесняются новыми типами – остророгими, круторогими, замкнутыми, крестовключенными и др., имеющими прямые византийские прототипы, восходящие, в свою очередь, к римским лунницам III-IV вв.

Политика христианизации древнерусских князей живо описана в летописных текстах; многочисленны и древнерусские церковные поучения против пережитков языческих суеверий и обрядовой магии, закрепленные кодексом церковных законов. Крайне трудно представить, чтобы в таких условиях было возможным открытое использование языческих амулетов, а тем более, чтобы таким амулетом оказался один из самых распространенных типов женских украшений. Тенденцию к постепенному изживанию на протяжении ХІ в. широкорогих лунниц в определенном смысле можно было бы связать с медленным вытеснением языческих украшений.

Несмотря на то, что лунницы Х в. не могли служить реальными амулетами, они, как и большинство праздничных украшений языческого времени, несли на себе часть мифологической орнаментальной символики, судя по распространенности данного украшения, общей для славян Руси, Моравии, Польши и Хорватии. Замена (или скорее, видоизменение) старого славянского типа широкорогих лунниц на разнообразные вариации византийского происхождения («остророгие», «серповидные», «тонкорогие», «круторогие», «включенные», «замкнутые»), в таком случае, отражала в первую очередь усиление влияния христианской византийской культуры на древнерусскую. Во вторую – можно говорить и о постепенной замене старых украшений с апотропейными способностями на новые, обладающими магическими «охранными» возможностями уже в рамках христианского мировоззрения.

Древний тип католической иконографии Девы Марии имеет название «Луна» (Luna). Уже само его древнее название свидетельствует, что образ Мадонны заместил образ римской богини Луны. Одним из древнейших изображений «христианской Луны» является барельеф на капители-импосте в церкви Квинтанилла де лас Винас (Испания) эпохи визиготов (VII-VIII вв.). Он содержит включенное в медальон погрудное изображение человека с полумесяцем на голове (предположительно Девы Марии) в окружении ангелов и надписью LVNA.

При написании текста использована статья Натальи Хамайко "Древнерусские лунницы XI-XIII вв.: проблема происхождения и семантики".



Comments